СОЛНЕЧНАЯ ЛИНИЯ

Режиссер: Виктор РЫЖАКОВ
1 час 15 минут
18+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:
15 января в 19:00
28 января в 19:00

После семи лет брака Барбара и Вернер схватились в битве не за жизнь, а насмерть. В пять утра они ведут нескончаемый диалог, пытаясь преодолеть преграду взаимного непонимания.

Семейный скандал в спектакле Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева поднимается до уровня метафоры человеческих отношений вообще.

Новый уровень в спектакле московского Центра имени Мейерхольда демонстрирует и сам дуэт Вырыпаева и Рыжакова. Пятнадцать лет назад их спектакль «Кислород» в независимом Театре.doc прозвучал как бунт против беззубого конвенционального театра. Сегодня оба входят в театральный истеблишмент. А их последняя совместная премьера «Солнечная линия» в крупной театральной институции с новой глубиной, горечью и яростью обсуждает их главную тему — неслиянности людей в любви и неизбывности их желания слиться.

Иван Вырыпаев о пьесе «Солнечная линия»: «Я хотел показать механизм, почему люди не могут найти контакт, что им мешает. В пьесе показано 5-6 таких механизмов: от банальных – когда мы не слышим друг друга и перебиваем, до максимальных – когда мы воспринимаем реальность по-разному: когда один говорит: «Я сейчас извинялся перед тобой» – «Что ты сейчас делал? Это ты сейчас делал?!». И цель этой пьесы — терапевтическая. Ты можешь проработать для какой-то пары, которая пришла на спектакль, эти механизмы».

Драматург: Иван ВЫРЫПАЕВ

Режиссер: Виктор РЫЖАКОВ 

Сценография: Николай СИМОНОВ

Свет: Максим БИРЮКОВ

Видеография: Владимир ГУСЕВ

Саунд-дизайн: Ян КУЗЬМИЧЕВ

Стилист: Анна ХРУСТАЛЕВА

Исполняют: Юлия ПЕРЕСИЛЬД, Андрей БУРКОВСКИЙ

Помощник режиссера: Светлана БЛЕДНАЯ

Ассистент–костюмер: Анна-Мария БАРБАКАРУ

Продюсеры: Никита ВЛАДИМИРОВ, Екатерина ФЕОКТИСТОВА

Кристина Матвиенко для Colta: «Рыжаков-режиссер и Рыжаков-педагог поставил себе сложнейшую задачу: раскусить пресловутую новую естественность, зашитую в хитроумных, релятивистских текстах, так умело обманывающих зрителя, готового поверить, что вырыпаевские изящные обманки и есть философские инструкции для жизни».

Марина Шимадина для Театр.:«Но Вырыпаев не был бы Вырыпаевым, если б ограничился ролью семейного доктора. В частном супружеском конфликте он видит отражение кризиса европейской цивилизации вообще, её апологии индивидуализма. Он предлагает расстаться со своим гипертрофированным «я», эгоцентризмом и самолюбием, ибо выиграет эту войну только тот, кто добровольно согласится её проиграть. Правда, в этот раз миссионерский пафос драматурга замаскирован под буржуазный продукт тщательнее, чем обычно. Но имеющий уши, да услышит».

Вячеслав Суриков для журнала «Эксперт»: «Солнечная линия — поэтический образ, лейтмотив пьесы. В нем заключен ее основной смысл: между людьми всегда существует невидимая граница, не позволяющая быть вместе. Даже если думают, что они вместе, то всего лишь пребывают в иллюзии, не различая солнечную линию, которая в этот самый момент разделяет их».

Анастасия Паукер для ПТЖ: «Весь спектакль — филигранная балансировка на краю, хождение по солнечной линии как по межгалактическому канату».

Наталья Соловьева для ПТЖ: «…единственное, что остается — это со всем своим поврежденным внутренним миром, со всеми психологическими травмами припасть головой к голове другого, потому что твое одинокое существование в этом абсурдном и непостижимом космосе без того самого «другого» будет не то что бессмысленным, но каким-то не таким».

Мила Бредихина, критик: «Эту угрозу «абсолютного непонимания всего» всеми Рыжаков прогоняет через серию баттлов, включая образцовый мордобой, где Перельсид с Бурковским бьются не хуже Брюса Уиллиса со Шварценеггером. Обрывается цепь баттлов и спектакль странноватой стойкой героев и неожиданным смехом Перельсид, которая вообще делает тут чудеса и гонит так, что даже плачет настоящими слезами».

Анна Степанова, критик: «Это очень смешно и красиво. Тотальная пародия на жанр семейного скандала как такового — начиная с бергмановских «Сцен из супружеской жизни». Барбара у Юлии Пересильд во всеоружии нежно-персиковой красоты и брутальный лось Вернер у Андрея Бурковского превращены в феерический клоунский дуэт. А как хороша длинная, с оттяжкой сделанная сцена драки! А какой финал с брильянтом! И потрясающий свет».

Борис Войцеховский, журналист: «Вырыпаев, говоря о вроде бы совсем бытовом, обыденном, с матерком и нервом, вдруг уносит куда-то намного выше, где уже совсем другие смыслы и выводы. Вот и получается, что семейный разговор супругов, проживших в браке семь лет, так и не заведших ребенка, так и не понявших друг друга, так и не выбравших свой путь, оборачивается рассуждениями о единстве и разности, войне и мире, ненависти и любви, ненужном и важном, и о той самой солнечной линии, что разделяет людей, да и одного конкретного человека на половинки, которым часто трудно сойтись».

Евгения Ульянкина, блогер: «И вот они лежат друг напротив друга, словно две упавшие звезды. Под ними зеркало. Над ними — их собственные тени. Вокруг — бесконечный космос. А между ними — невидимая глазу солнечная линия. Он говорит: я понял, кто мешал мне подойти ближе к тебе, это был я сам. Ты понял это, когда мы танцевали? Нет, когда я тащил тебя за волосы, чтобы вышвырнуть вон. Значит, мы никогда не сможем пересечь эту солнечную линию? Нет, ведь для этого нам пришлось бы перестать быть собой. Потому что мы это только мы? Да, мы это только мы».

Local Drama Queen: «За те 7 лет, которые они по всем законам здравого смысла и человеческих отношений должны были неумолимо приближаться друг к другу, они разошлись так далеко, что уже потеряли элементарный инструментарий конструктивного диалога близких людей, и искать общую болевую точку семейного конфликта им приходится посредством обращения к приемам кинематографа. Не буду углубляться в подробности, прием любопытный и не сразу считываемый, но вы увидите и мелодраму, и хоррор и добротный боевик».

Наталья Парилова для Pluggedin.ru: «Это спектакль о простой истине, с которой, к сожалению, многие сталкиваются в семейной жизни. Мы не прислушиваемся к другим людям, не пытаемся их понять, не хотим уступать, думаем только о себе. Люди делают друг другу больно, бьют собеседника словами, словно боксёры на ринге, пока кто-нибудь не отправится в нокаут».

Диляра Тасбулатова в «Новых известиях»: «…Уже сто человек, наверно, написали, что, мол, герои пьесы просто не слышат друг друга, а надо бы типа прислушаться. Так-то оно так, но ни Рыжаков, ни Вырыпаев – не семейные психологи, а, напоминаю, художники, в задачу которых не входит обоюдная терапия потерпевших крушение супругов. Таким образом разрыв здесь глубже, чем простая глухота или слепота (герои как раз обмениваются такими репликами: «ты слепая», «а ты глухой»), разрыв здесь – вечная антиномия Мужского- Женского, пусть и апробированная на убогих обывателях. Рыжаков как раз застает эту пару в момент ее переживания абсолютной Пустоты, когда обоих уже ничего не связывает (да и связывало ли когда-то, вот в чем вопрос). Более того – они пусты и сами по себе, по отдельности, как человеческие существа. Может, как и все мы, впрочем: Рыжаков не смотрит на своих героев как Демиург на насекомых, все мы люди, все мы человеки».