ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО СЕЛЕДКА

Центр творческих проектов «Инклюзион»

Режиссер: Туфан ИМАМУТДИНОВ Премьера.
1 час
12+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

«Здесь больше, чем просто селедка» — совместное авторское переосмысление картины Питера Брейгеля-старшего «Нидерландские пословицы» режиссёром Туфаном Имамутдиновым и актерами Центра творческих проектов «Инклюзион».

На картине «Нидерландские пословицы» найдены отсылки и интерпретации более чем 100 известных пословиц и поговорок (предполагается, что на самом деле Брейгель изобразил их на картине гораздо больше). «Сидеть на пепле между табуретами», «Вешать плащ по ветру», «привязать Христу льняную бороду», «Говорить двумя ртами», «Здесь больше, чем просто селедка» — вся картина буквально наполнена символами. Актёры выбрали самые отзывающиеся фрагменты и соответствующие им пословицы и сами написали тексты, которые стали основой для фрагментов спектакля.

Музыку к спектаклю написал композитор и философ Владимир Мартынов, автор музыкального сопровождения к фильмам «Остров» Павла Лунгина и «Холодное лето 53-го».  Именно его музыкальные работы и философские труды стали отправной точкой создания спектакля. 

Туфан Имамутдинов, режиссер спектакля: «Для меня главная тема творчества Брейгеля — внутренняя слепота человека. Это выражено во многих его работах: «Падение Икара», «Вавилонская башня», «Нидерландские пословицы»,  «Сорока на виселице»… Художник часто говорит о «не-виданных», невероятных событиях, которые никогда не случались раньше. Когда эти явления все-таки происходят  — вокруг или с самим человеком — людям комфортнее не замечать этого»

Спектакль идёт с переводом на русский жестовый язык (РЖЯ).

Спектакль создан центром творческих проектов «Инклюзион» при поддержке   ГМИИ им. А.С. Пушкина, благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт», ЦИМа и инклюзивного центра «Тверская, 15». Информационный партнер проекта — портал «Особый взгляд». 

Режиссер: Туфан ИМАМУТДИНОВ

Музыка: Владимир МАРТЫНОВ

Хореограф: Марсель НУРИЕВ

Художник: Лилия ИМАМУТДИНОВА

Музыканты: Анна ТОНЧЕВА, Роман ЛОМОВ

Тифлокомментатор: Вера ФЕВРАЛЬСКИХ

Продюсер: Татьяна МЕДЮХ

Технический директор: Константин РУБЦОВ

Звукорежиссер: Андрей ШКЛЯЕВ

Художник по свету: Евгений ВЕРШИНИН

Костюмер: Филипп ГИНЗБУРГ

Изготовление костюмов: Татьяна ОГОРОДНЯЯ

Актеры: Надежда ГОЛОВАН, Алексей ГОРЕЛОВ, Наталья ГОРОХ, Александр КАЧАНОВ, Ирина ПОВОЛОЦКАЯ, Роман ПУГАЧЕВ

Тактильный макет картины «Нидерландские пословицы: мастерская тактильных макетов Михаила и Ольги ШУ

Театр To Go:  «Взаимодействие актёров на сцене похоже на работу человеческого мозга, где каждый отдел отвечает за что-то одно, но при необходимости остальные могут и готовы его подстраховать. Слова становятся не так важны, как прикосновения и едва заметные знаки, которые исполнители подают друг другу: прикосновение к коленям сидящих рядом на широком диване; лёгкий толчок плечом от того, кто закончил монолог, тому, кто должен его начать; обыгранное подхватывание упавшего воздушного шарика, который не удалось поймать соседу. Действие пропитано поддержкой и сонастройкой на таких частотах, которые нам, кажется, только предстоит освоить и в театре, и в жизни. При этом спектакль не эксплуатирует особенности каждого исполнителя, не стремится сделать из ограничения художественное средство, как бывает в некоторых постановках с привлечением инклюзивных артистов. Здесь важным становится именно взаимодействие личностей и историй — и то, что остаётся несказанным и непротанцованным, а значит, может быть наполнено собственным ощущением каждого зрителя»

Коммерсантъ: «Ну да, все это, конечно, чудеса, которых мы раньше не замечали: незрячие актеры ловят воздушный шар, грациозно двигаются и чутко партнерствуют, то и дело образуя пластические композиции (хореограф Марсель Нуриев). Часть монологов превращается почти в мелодекламацию. Ближе к финалу в «Селедке» есть еще незабываемый танец, который исполняют все — вместе и по очереди. Иногда он превращается в полет: сгруппировавшись, пятеро поднимают Ирину Поволоцкую, и она почти кричит от удовольствия. Тут вспоминаются уже «Клоуны» Феллини. Да и вообще, в этом спектакле много сочного феллиниевского реализма, балансирующего на грани гротеска, но разве же это противоречит Брейгелю?»