САША, ВЫНЕСИ МУСОР

Режиссер: Виктор РЫЖАКОВ
1 час 10 минут
14+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Спектакль по пьесе современного украинского драматурга Натальи Ворожбит о жизни, смерти и любви. В тесном пространстве между зрителями и кирпичной стеной мать и дочь готовят поминальный обед и беседуют с призраком своего мужа и отчима. Он хочет воскреснуть и тут же уйти на войну, они отговаривают его идти на вторую смерть — и сами вовсе не хотят снова его оплакивать. Сюжет немного потусторонний, но спектакль полон уютных бытовых деталей и звуков «как из детства», а у входа в зал стоит накрытый стол с настоящими пирожками. Потому что смерть — это часть жизни, в которой не обойтись без потерь.

Спектакль — трижды номинант премии «Золотая маска 2017» (спектакль малой формы, работа драматурга, работа режиссера).

Ведомости: «Саша, вынеси мусор», может быть, единственный спектакль, где зритель не решится сесть в первый ряд без одобрительного кивка актрисы: ведь у нее, как ни крути, тоже есть личное пространство. Лучшие места здесь – это те, где можно встать и достать рукой до плоской, облицованной под кирпич декорации. Смотреть придется снизу вверх, зато вам не дадут расслабиться, все равно что в электричке в час пик: опыт «экстремального театра», с буржуазным развлечением не имеющий ничего общего, – неплохое дополнение к разговору о войне»

Телеканал МИР 24: «Зрители словно попадают к кому-то в гости. Их встречает накрытый стол, на нем селедка, картошка, сало, пирожки — все как положено, типичные украинские угощения. Самой сцены в помещении не разглядеть, и это неудивительно, ведь ее нет. Вместо сцены с декорациями лишь бетонная стена, на которой магически начинают появляться очертания ванны. Здесь герои и будут лить слезы, петь песни, играть на скрипке и шутить…»

Алена Карась, Colta.ru: «Трудно сказать, что запускает работу фантазии, взрывает воображение, запускает механизм боли. О маленьком спектакле Виктора Рыжакова по пьесе киевского драматурга Натальи Ворожбит написать почти невозможно. Он длится пятьдесят минут, в нем участвуют две актрисы и один актер, в нем считай что нет декораций — лишь глухая кирпичная стена и короткие сегменты кинопроекций художника Ольги Никитиной. Ближе к финалу звучит песня группы Scorpions «Ветер перемен», спетая на Потсдамер-плац через год после падения Берлинской стены. Всполохи салюта, а может быть, взрывы бомб проекциями на кирпичной плоской стене — на этом спектакль заканчивается. Пятьдесят минут в ЦИМе — щель, провал времен, травма длиною в четверть века, от разрушения одной стены до возведения новых — тех, что разделяют сегодня некогда нераздельный мир»

Анна Степанова, театровед, педагог ГИТИСа: «Наверное, театр и должен быть таким — собирать в себе одновременно совесть, боль, стыд и восхищение, и наслаждение. Убийственно простая и мудрая пьеса Наташи Ворожбит. Сочетание несочетаемого в отваге и изысканности режиссерского рисунка Виктора Рыжакова. Прекрасные работы Светланы Ивановой-Сергеевой и Александра Усердина, Инна Сухорецкая просто восхитительна. И Оля Никитина с ее сценографическими прорывами. Этот стол поминальный, запахи пережаренной еды, наполняющие спектакль, эта стена между жизнью и смертью, миром и войной, горем и счастьем. Этот крутящийся вокруг нас голос мертвеца, отзвуки солдатской муштры небесной сотни… Спасибо всем, кто сделал этот спектакль. Он стоит у меня перед глазами»

Дмитрий Лисин, театральный обозреватель: «Наталья Ворожбит о киевском отчиме-офицере пьесу. Виктор Рыжаков — постановку «Саша, вынеси мусор» о женском взгляде на войну киевлян с москалями. Сегодня премьера будет. Тишайшая камерная вещь на троих у стены. Вплотную к стене, как на кладбище вдоль колумбария. Нет его, отца и мужа, нет ничего, пустыня женских сердец. Но в пустоте только и живёт надежда, поэтому в финале вместо донецких взрывов— канонада салюта! Под рефрен — к бою товсь! отставить!
Всё как в жизни — и не туда, и не сюда, в том смысле что и ни войны нормальной, и не мёртвые на том свете. Мёртвые от болезни, не от пули, офицеры — все здесь, с жёнами. Но хотят мёртвые туда, на войну, чтобы оправдаться, так сказать. Милая бытовая неопределённость фемин — то ли ждать отца-мужа с того света, то ли рожать, то ли покупать отопительный котёл на страшную, в ожиданиях войны, зиму 14-го года. Инна Сухорецкая, как всегда, прекрасна, она чистый камертон для Усердина и Ивановой-Сергеевой. Маноцков странную, манящую песню ей написал. Но Скорпионс правит любым бытом, даже загробным, потому что под Скорпионс они знакомятся в кабаках и зачинают детей, пока пьяные.Трезвые, и не в быту, мы слушаем мадригалы Маноцкова. Бонус — нам, зрителям, достались поминальные пирожки»

Виктор Рыжаков в беседе с Еленой Ковальской для colta.ru: «Эта пьеса больше моего знания. Моего понимания происходящего в мире безумия и уж тем более этой разрушительной политической игры. Моих представлений о человеке. В этой простой, казалось бы, истории что-то большее, чем просто сюжет для театральной пьесы. Там все же больше о какой-то внутренней человеческой силе, способной изменить мир»

Интервью Наталья Ворожбит для teatrall.ru: «Жизнь переигрывает сцену, и даже как-то совестно заниматься театром… Все понимают свою ничтожность, на фоне происходящего, все мечутся с диктофонами — по госпиталям, на фронте. У меня сейчас такое количество интервью — не знаю, что я буду делать со всем этим материалом. Такое страшное, драматичное время. Наверное, потом все это как-то уляжется, будет много написано, снято, но сейчас мы просто переживаем»

Петербургский театральный журнал: «Пьеса Натальи Ворожбит, прочитанная Виктором Рыжаковым на off-программе Володинского фестиваля в прошлом году (автор закончила ее за несколько дней до программы «Первая читка»), — пьеса антивоенная. Она до такой степени антивоенная и до такой степени про то, что нельзя позволить войне победить жизнь, — что так и просит поставить себя яростно, «из печки», тем более — героини Катя и Оксана пекут в ней пирожки»

Арт-журнал ОКОЛО: «Спектакль режиссера Виктора Рыжакова сосредоточен и собран, как сжатая пружина. Его начало тонет в некоторой монотонности разговоров, повторяющихся в них тем, но не теряет внимательного напряжения. Оно рождается сразу же, при входе, у накрытого к поминкам стола, когда еще ничего не ясно, но уже хочется получить ответ»

Павел Руднев о пьесе Натальи Ворожбит: «Мертвый солдат возвращается с войны живым, а он в доме никому не нужен: уже схоронили, уже пережили смерть, отжили. Жуткая по смыслу пьеса при этом комедийна, написана весело и повседневно, в режиме праздничного застолья. Ворожбит сказала самое важное сегодня: чтобы эта война закончилась, нам нужна сегодня жесткая комедийная разрядка. Когда люди смеются, им уже не так хочется стрелять»