РАКЕТЫ ВЗЛЕТАЮТ И РАЗБИВАЮТСЯ РАССЫПАЮТСЯ В ВОЗДУХЕ

ПРЕМЬЕРА

Ваня ДЕМИДКИН, Элина ЛЕБЕДЗЕ, Денис ПРОТОПОПОВ, Артем ТОМИЛОВ
1 час 30 минут
18+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Победители резиденции BlackBox 19/20 создают спектакль-конструктор: он меняется от показа к показу и не повторяется никогда. Это похоже на встряску калейдоскопа, благодаря которой на сцене создается новая реальность.

«Мы написали три пьесы в трех разных жанрах и поставили по ним три мини-спектакля. Затем каждый мини-спектакль мы разделили на элементы и поместили их в алгоритм, который для каждого показа меняет последовательность этих кусочков, оставляя на выходе лишь 70% от каждого мини-спектакля.

Бывший худрук ЦИМа Виктор Рыжаков любит спрашивать: «Кто ваш идеальный зритель?». Наш идеальный зритель — тот, кто придет на спектакль дважды и трижды, чтобы найти оставшиеся 30% и понять, насколько разные связи могут складываться из одних и тех же объектов».

И лежащий в основе спектакля текст, и написанная для него музыка, и вообще все средства созданы с нуля. Они из разных времен, пространств и жанров, ведь этот спектакль – конструктор, а все они – лишь фрагменты реальности, которые каждый раз собираются заново. Композиция спектакля – это знание; знание не только того, что все связано со всем, но и что даже связи всегда связаны друг с другом.

Work in progress спектакля «Ракеты взлетают и разбиваются рассыпаются в воздухе» был показан на фестивале NONAME-2020 24 сентября 2020 года.

Премьера: 11 октября 2020 года.

Авторы спектакля: Ваня ДЕМИДКИН, Элина ЛЕБЕДЗЕ, Денис ПРОТОПОПОВ, Артем ТОМИЛОВ

Художник: Ника ДУНДУА

Художник по свету: Александр АРБУЗОВ

Исполнительный продюсер: Анастасия ХАРАБИБЕРОВА

Помощник режиссёра: Дарья ЩЕРБАК

Актёры: Николай КОВБАС, Коля НОЕКЁЛЬН / Маруся ЧЕРКАШИНА, Роман ХУЗИН, Павел ДОРОХОВ, Алёна МИТРОШИНА / Анастасия ЧУЙКОВА

Перформеры: Фёдор КОКОРЕВ, Лейли ШИХАЛИЕВА

Вокал: Екатерина ПАЛАГИНА, Валерия БОРИСОВА

Кристина Матвиенко в журнале «Театр»: «Иногда все сидящие по краям сцены актеры, не участвующие в данный момент в действии, встают и кричат «Пустота», тем самым ломая на корню любое желание подключиться к разговору о любимом цветке или батончиках эмоционально. И крик «пустота», и интонационный строй текстов, и способ показывать лирическое (девушка в белом платье и ее витальный жених – это все же ирония по отношению к образу красавицы и бракосочетания), и сцеженный в «батончики» разговор об экзистенциальном тупике, и подчеркнуто наивная визуализация произносимого текста (речь о ракетах – покажем вам плакатик с нарисованной ракетой) проявляют строй мыслей, мировоззрение тех, кто делал свою веселую и меланхоличную работу на сцене ЦИМа. Каково оно? Оно чурается пафоса, оно не агрессивно, но самолюбиво, оно против интенсивности знаков на сцене, но за равную сценическую значимость человека и предмета, оно хочет разрушить нарратив, но создает инструкции, оно за хаос, но в рамках заданной игры»