ПРОРУБЬ

Режиссер: Андрей СИЛЬВЕСТРОВ Премьера.
14+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Смешной спектакль про российское телевидение.

Художник, Олигарх, Алкоголик и Президент Российской Федерации в поисках смысла жизни и любви залезают в Крещенскую прорубь… Спектакль сделан в жанре телевизионного шоу, в котором присутствуют все привычные составляющие телевидения: новости, специальные репортажи и криминальные сводки, рекламные заставки, комедийный сериал и развлекательное ток-шоу.

В одноименном фильме того же режиссера играют ведущие «Дождя», Дмитрий Брусникин, Михаил Ефремов и др. Постановка в ЦИМе более скромная. В спектакле задействованы авторы пьесы – Андрей Родионов и Екатерина Троепольская.

Премьера состоялась 8 марта 2016. Последний показ — 27 мая 2016.

Авторы пьесы: Андрей РОДИОНОВ и Екатерина ТРОЕПОЛЬСКАЯ
Режиссер: Андрей СИЛЬВЕСТРОВ
В ролях: Алиса ДМИТРИЕВА, Валентин САМОХИН, при участии авторов

 

Новая Газета: «Православный активист, вылезающий из крещенской проруби с криком: «Иисусу было тепло!». Президент, беседующий с двухметровой щукой о любви. Нефть, наркотики, телезвезды… Многие примут новый проект Андрея Сильвестрова, за кощунство, протест и сатиру. Между тем, ни богоборчества, ни тираноборчества там нет. Зато много смешного и грустного».

ТеатрALL: «…вокруг праздника Крещения с обязательным обрядом купания в проруби закручиваются четыре линии четырех героев. Художник-акционист с перформансом: он будет всплывать из иордани во время массового купания со словами «Иисусу было тепло». Президент России, показанный в одиночестве на вершине карьеры, толкающей его на сговор с волшебной щукой о повышении цен на нефть. Олигарх, который пытается спрятать свое состояние в проруби, которая, однако, не принимает денег. И, наконец, фрилансер, вдовец по утонувшей в проруби жене, который решает последовать за ней в мир иной тем же способом, и оказывается в подводном царстве на пиру у Морского царя… И в фильме, и в спектакле Сильвестров показывает прорубь как телевидение, а телевидение как иордань».

Ольга Столповская, кинорежиссер, сценарист: «Этот спектакль очень интересен тем, что это факт современного искусства, который изображает из себя телевизионное шоу. И люди, которые почувствовали, что современное искусство у нас в стране уже не так нужно как раньше, они теперь стараются его делать в форме телешоу (которое всегда в нашей стране в большом почете). И по-моему этот опыт очень успешен, телешоу получилось».

Александр Снегирев, писатель, обладатель премии «Русский Букер»: «Восхищен концептуальностью, восхищен всем. В зале могло возникнуть ощущение, что я там смски писал, а я на самом деле записывал некоторые цитаты, буду сверкать остроумием, цитируя спектакль «Прорубь»».

Ури Гершович, исследователь еврейской мысли: «Мы все, бодаясь с телевизором, оказались в этой самой проруби. Я не смотрю телевизор уже лет 25. И в этом смысле это было очень сильное переживание. Теперь смотрел бы и смотрел, раз уж погрузился со всего маху. Я тоже должен присоединиться к мнению по поводу текста: текст действительно замечательный. Концептуально все устроено очень красиво вместе с телевизором и прорубью, которая по сути дела купель, новая религия. В которую можно войти и выйти, в которую можно погрузиться и вроде бы есть иллюзия, что можно оттуда выйти. Несколько пессимистически, конечно, выглядит концовка, что выйти оттуда в принципе нельзя. И возможно ситуация в России действительно такая. Я плохо могу это оценить, я не так давно в России работаю, всего три года, и живу в таком, анти-телевизионном мире, где это погружение в прорубь почти невозможно».

Павел Лабазов, директор Международного Канского видеофестиваля (фестиваля в Канске): «Я видел много попыток интерпретировать и поставить этот текст и могу сказать следующее: в какую форму этот текст не облеки, все гениально, его невозможно испортить. Андрея Родионова уже давно назвали новым русским дадаистом, и этим все сказано».

Анна Трапкова, заместитель директора по развитию Пушкинского музея: «Было состояние непрекращающейся смеховой истерики. Актеры-телеведущие взяли такой чудовищный темп, я еле выжила».

Слава Поличенко, телепродюсер: «На телевидение я понял одну штуку: можно придумывать сколько угодно разные сложные телевизионные форматы, но работают те, которые сделаны просто. Если  ход придуман просто, то он может работать просто. И сегодняшний спектакль сделан очень просто, найден простой ход. Но этот ход, он очень здорово работает. Найден четкий образ. И этот телевизор, который висит на фоне хромокея – это и есть прорубь. Это совершенно ясный стерильный образ, который сразу считывается, есть физиологическое ощущение, что ты ныряешь в эту прорубь. Я понял этот спектакль как некую психотерапию, которая может объяснить зрителю, почему он так не любит в последнее время смотреть телевизор, почему он десять, двадцать лет его избегает. Потому что нырнуть в эту среду, в эту пучину, где на дне какие-то гнилые корни, где много грязи, в которой водятся эти жемчужины и алмазы – это действительно непросто».