ПАПА УХОДИТ, МАМА ВРЁТ, БАБУШКА УМИРАЕТ

Спектакль резиденции Blackbox

Режиссер: Юрий МУРАВИЦКИЙ
1 час
18+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

«Папа уходит, мама врет, бабушка умирает» – первая премьера главной программы ЦИМа, в рамках которой междисциплинарные группы в теории и на практике исследуют границы и возможности современного театра, коммуникаций между спектаклем и публикой, пространственных решений в необычном зале-трансформере ЦИМа.
Постановка Юрия Муравицкого основывается на тексте французской писательницы Фабьен Ивер и экспериментирует с разделением текста и действия, визуального и аудиального каналов восприятия, объективного взгляда на типичную семью (пантомима) и взгляда субъективного (бесстрастно звучащий текст, в котором воспроизводится поток сознания дочери).

Юрий МУРАВИЦКИЙ: «Если в начале названия каждой из трех частей поставить слово «почему», станет ясно, что является пружиной этого текста и этого спектакля. Это не просто разрушение мифа об идеальной семье. Это попытка разобраться – почему в действительности семьи так далеки от идеала и так патологичны? Что не так? Но, главный вопрос, который мы ставим перед собой, звучит еще более глобально – что это вообще такое — семья?» 

Автор: Фабьен ИВЕР
Режиссер: Юрий МУРАВИЦКИЙ
Драматург: Екатерина Бондаренко
Хореограф: Анна АБАЛИХИНА
Композитор: Елена КАУФМАН
Художник: Екатерина ЩЕГЛОВА
Продюсер: Полина КАУЛИО
Помощник режисера: Ольга ЮГАЙ
Художник по свету: Иван ВИНОГРАДОВ
Исполнители: Григорий КАЛИНИН, Светлана КАМЫНИНА, Дмитрий АРОСЬЕВ, Артём СЕМАКИН, Сесиль ПЛЕЖЕ, Михаил ЕФИМОВ, Наталья ТЕРЕШКОВА, Светлана МИХАЛИЩЕВА

The Moscow times: «All the Winners of the 22nd Moscow Times Awards. Best Production: Yury Muravitsky and «Papa Leaves, Mama Lies, Grandma Dies,» Meyerhold Center. Muravitsky playfully unraveled 100 years of progressive theater in this beautiful, touching story of a family with common problems. Instead of breaking the fourth wall to come closer to the audience, he staged the show behind a plexiglass wall, challenging spectators to put effort into connecting with the story. I thought this piece was flawless».

Вечерняя Москва: «Редакция «Вечерней Москвы» решила устроить эксперимент-реконструкцию и попросить двух современных театральных режиссеров за ужином в ресторане придумать собственный театр. Звучит фантастически, но они это сделали, за три часа дойдя до нужной кондиции и попутно проанализировав сегодняшнее состояние театра. Обратиться с этой просьбой к участникам нашего эксперимента режиссерам Юрию Муравицкому и Денису Азарову корреспонденту «ВМ» порекомендовали в Центре имени Мейерхольда, известном своим экспериментальным духом».

MuseCube: «Актриса Сесиль Плеже решила перевести одну из своих любимых книг на русский, драматург Катя Бондаренко превратила это в театральный текст, а режиссер Юрий Муравицкий — в одну из самых крутых постановок последней пары лет. Как «Война и Мир» — про то, что сначала война, а потом мир, так и спектакль про то, как папа уходит, мама врет, а бабушка, забивая на интригу, умирает. Без манифестов и громких выводов создатели пытаются разобраться в причинах происходящего, задают вопросы, предлагая выбрать из множества возможных вариантов. В прозрачном боксе на сцене трансляция локальной семейной драмы в интерьере ситкома. Вместо закадрового смеха — текст Фабьен Ивер, комедийный в той же степени, что и безжалостный, а глупые джинглы заменяет психодел-транс Елены Кауфман, превращающий тинейджерский поток сознания в гипнотизирующие мантры».

 The New Times: «Лишенные всяких ориентиров, погруженные в духовную слепоту и немоту, они бродят за стеклом, как в невесомости, натыкаясь друг на друга, не слыша и не видя, как рушится когда-то построенный ими хрупкий мир духовного родства, как кричит от боли умирающая старуха, как кричит от боли брошенная женщина, как кричит от боли униженный мужчина, как кричат от боли одинокие дети. Здесь никто не повышает голоса — интонации актеров, читающих текст, монотонны и бесстрастны. Но этим беззвучным криком, почти мольбой пронизан весь спектакль».

Газета.ру: «Натужные, застывшие улыбки взрослых, мрачные взгляды насупившихся детей неестественно вычерчиваются светом резкой вспышки. Прелюдия, разворачивающаяся в полной тишине, задает стилистику всех трех частей спектакля, обозначенных в названии. В ситуациях, разыгрываемых на сцене, нет исключительности и радикализма: пугающая неестественность отношений рождается именно из обыденности, из будничности».

Петербургский театральный журнал:
 «Режиссер фактически сводит к нулю функцию актера — он перестает быть проводником мысли и сливается со сценографией, становится ее частью. Текст несет в себе историю множества семей, чуть ли не каждое новое предложение — новая история».Театр: «Зная правила игры, зритель обычно воспринимает способ актерского существования, сценографию, свет, музыку как части одного целого. Над этим подсознательным законом театра как синтетического искусства здесь ставится эксперимент. Три актера (Светлана Михалищева, Наталья Терешкова и Михаил Ефимов) читают с листа текст пьесы. Небытовая ироническая интонация без подъемов и спадов, только точки в конце предложения».

Рабкор.ру: «Поставить своеобразно-однообразный текст Ивер так, чтобы он не вызывал зевоты и ощущения скуки — уже режиссерский успех. Постановку, как торт из нескольких коржей, можно «есть» целиком или же поглощать слоями: можно сосредоточиться на забавно-грустном тексте и проникнуться подростковой неприкаянной тоской, а можно отвлечься от хлестких монологов и сконцентрироваться на трагикомичной пантомиме. Впрочем, набор сменяющихся сценок настолько остроумно иллюстрирует закадровый словесный поток, что прием «артист у микрофона» выглядит органично и кажется оправданным, а вся усложненная структура сливается в полифоничное единство».Москва-24: «В Центре Мейерхольда покажут спектакль о проблемах типичной семьи».

Драматург Евгений КАЗАЧКОВ: «Всем горячо рекомендую спектакль «Папа уходит, мама врёт, бабушка умирает» в ЦИМе. Это такой эстетически и эмоционально совершенный медитативный перформанс. Только не ждите «хорошо сделанную пьесу про семью». Там есть сюжет, и узнаваемость, и смешно там, и грустно, и абсурдно. Но это представление иного рода. И удовольствие иного рода. Что круто».

Драматург Нина БЕЛЕНИЦКАЯ: «Папа уходит, мама врет, бабушка умирает, а Юра Муравицкий ставит прекрасный спектакль о семье, из которой невозможно уйти, но и жить в которой тоже нельзя. Это театр победившей формы, где исполнители главных ролей, не произнося ни слова, в отточенных мизансценах показывают моменты семейных распрей, семейной нежности, семейных странностей и всего того невыразимого, что происходило с нами в детстве и повторяется сейчас».Драматург Марина КРАПИВИНА: «Папа уходит, мама врет, бабушка возвращается. (умирает, умирает, я помню.) Гениальный спектакль Юрия Муравицкого — парафраз «Танго» Збигнева Рыбчинского. Ритуал, энтропия, дурная бесконечность, абсурдопедия семейного хоррора».

Режиссер Александр ВАРТАНОВ: «После второго просмотра продолжу настаивать на том, что «Папа уходит, мама врет, бабушка умирает» в ЦИМе — один из лучших российских спектаклей, что мне доводилось видеть за долгое время».

Из отзывов зрителей: «Друзья, ВСЕМ советую сходить на спектакль «Папа уходит, мама врет, бабушка умирает». Крутейший. Каждый характер живой, короткий, яркий, запоминающийся, затрагивающий каждую семью. Папа-неудачник, который ненавидит всех и не любит приходить домой, несчастная мама, запертая в оковы семьи, сын манипулятор, забитая дочка, бабушка на полпути туда, упоротый лис/кот… Папа худощавый, тощий, задрот. Мама — поедающая себя, бабушка поедающая суп в самое неподходящее время, дочка, которая никогда не улыбается и боится отца, сын, не убирающий за собой хипстерские носки. Все опрятно одеты, все живые. Все настоящие. Все ненавидящие. ПАпа переодически есть банан. Потрясающая сценография. Необычный спектакль без единого слова-слова. Электронная музыка, вводящая в транс и меланхолию. Маленькая француженка (Сесиль) ухватила русскую мечту за самые яйца. Со времен Данелии, когда французская притча стала основой для грузинской меланхолии…. Такое ощущение, если ты вырос в атмосфере насилья, ты какой-то не такой. Не наш. Русская мечта — вырваться из водоворота ненависти. Чтобы ты не ненавидел своих детей, так же как недолюбливаешь бабушку в полузабытии. Следующий шаг — серпом по этим самым яйцам. Фантастично, что мало кто смеялся…. хотя я ухахатывался… было молчание после спектакля. Сначала слабые аплодисменты… каждый узнал в спектакле себя.Никто не любит, когда зарытые проблемы собака выкапывает обратно на свет. Самое крутое, что спектакль короткий, объемный и быстрый. Браво».

Из отзывов зрителей: «Спектакль «Папа уходит, мама врет, бабушка умерла». Удивительный, невероятный, безупречный, психоделический. Действительно, новейшее искусство. Сам спектакль и есть катарсис. Всё то, что подводило к нему — было. у каждого. Обновление -будет… потом. если захочешь)). На спектакле — присутствие и проживание того, что чувствуешь сейчас. Без ожиданий. Без движухи. Просто здесь. Невовлеченный Наблюдатель видит свои омрачения ума и не цепляется. Спектакль, как практика шиней!)))))) Во! Точно! Видеть всё и ни во что не вовлекаться)))) ГЕНИАЛЬНЫЙ спектакль».