МЕЛЬНИКОВ. ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ОПЕРА

День рождения Всеволода Мейерхольда

Режиссер: Анастасия ПАТЛАЙ
2 часа
16+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

В 2020 году оммаж ЦИМа Мейерхольду и русскому авангарду — документальная опера «Мельников». Композитор Кирилл Широков, режиссер Анастасия Патлай, драматург Нана Гринштейн и их команда создали эту работу на основе архивов архитектора Константина Мельникова. В роли Мельникова выступит выдающийся актер Игорь Ясулович.

Эта работа создавалась в уникальном зале «Руина» Музея архитектуры имени Щусева и была показана десять раз. Весной 2019 года «Мельников» выдвигалась на
национальную премию «Золотая маска» в номинации «Эксперимент».

Анастасия Патлай, режиссер спектакля: «Мельников. Документальная опера» – работа, до сих пор волнующая меня по нескольким причинам. Мы имели дело с грандиозным и до той поры недоступным, неопубликованным, эго-документом – дневником архитектора Константина Мельникова, который для многих в мире главное лицо и имя «советского авангарда». Планида же его – горькое и несправедливое отлучение большого художника от дела его жизни. Стиль его письма простодушный и искренний, характер – то сомневающийся, то заносчивый и самодовольный, отношения с архитектурой – таинственные. Пьеса, собранная не только из дневниковых записей Мельникова, но и писем, материалов прессы, воспоминаний, сложилась в особенное, внежанровое произведение. Среди действующих лиц пьесы: Хор «молодцов» – так сам Мельников называл своих доброжелателей, и Хор «сволочей» – так он именовал завистников и хулителей своего творчества. Решение пригласить в команду композитора было вполне естественным. Музыка в спектакле не оформительский или иллюстративный элемент, а действующее лицо. Она и пророчествует, и комментирует, и оплакивает. Она – «хор» в самом первоначальном его назначении в театре. Она самостоятельна и подчас соревнуется с «нарративом» за первенство, преграждая ему путь к ушам зрителя.

Решение сделать спектакль «двухуровневым» стало ответом на наше желание «отдалить» от зрителя фигуру Мельникова, усилить временную и пространственную дистанцию, а не сократить ее. Благодаря этой буквальной, физической удаленности зрителя, устранению «сцены» в ее привычном понимании, зыбкой визуальности и подчас попросту «плохой видимости», мы не можем не чувствовать фрагментарность, недоступность, ускользающую природу не только человеческой судьбы, но и памяти о ней, казалось бы, навеки отлитой в том, что мы привыкли называть «документом».

Спектакль создан в рамках исследовательского и выставочно-театрального проекта Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых по изучению и популяризации наследия архитектора.

При поддержке:

             

Режиссер: Анастасия ПАТЛАЙ
Драматург: Нана ГРИНШТЕЙН
Композитор: Кирилл ШИРОКОВ
Художник: Яков КАЖДАН
Видеохудожник: Михаил ЗАИКАНОВ
Художник по свету: Лена ПЕРЕЛЬМАН
Техник по свету: Денис КРАСНОЩЁКОВ
Художник по движению: Татьяна ГОРДЕЕВА
Звукорежиссеры: Илья МУРАВЬЕВ, Евгений ГОРЯИНОВ, Иван ГЕРАНЧЕВ
Операторы: Александра ДОНКАН, Зарина КОДЗАЕВА
Помощник режиссера: АНЯ ПАВЛЕНКО

Исполнители
Мельников-старик — Игорь ЯСУЛОВИЧ
Мельников-архитектор — Егор МОРОЗОВ
Мельников-сны — Тимофей ТРИБУНЦЕВ (голос) 
Аня — Алиса ДМИТРИЕВА

Хор
Ансамбль солистов театра голоса ЛА ГОЛ (художественный руководитель НАТАЛЬЯ ПШЕНИЧНИКОВА): Лера БОРИСОВА, Алексей КОХАНОВ, Сергей МОРОЗОВ, Екатерина ПАЛАГИНА, Диляра ТУРЯНСКАЯ

Татьяна Круковская: «Когда встречаются музыка и архитектура, первое, что приходит на ум, это знаменитая фраза Гете: «Архитектура – это музыка, застывшая в камне». По словам Кирилла Широкова, для написания партитуры он выбрал ритмический узор окон дома Мельникова в Кривоарбатском переулке, памятника архитектуры советского авангарда. В 1927 году проект дома был оценен как смелый эксперимент по введению в практику новых архитектурных форм. Позже изменится время и отношение к авангардному искусству, великий русский архитектор подвергнется критике за «формализм» и на сорок лет будет лишен возможности работать. Документальная опера «Мельников» рассказывает про трагическую судьбу архитектора. Объемно-пространственная композиция спектакля множится и распадается на три голоса: Мельников-старик (Игорь Ясулович), Мельников-архитектор (Егор Морозов) и невидимый голос Мельников-сны (Тимофей Трибунцев). Дома, построенные архитекторами для своей семьи, – особый жанр в архитектуре: автор может позволить себе максимальную свободу формотворчества. Документальная опера – особый театральный жанр: перед авторами стоит задача найти не только музыкальное звучание голоса реального человека, его мироощущения, но и голос эпохи, дыхание времени»

Алена Карась: «Спектакль – прекрасный пример того, как глубоко внедрились принципы документального театра в современную культуру. Более двух лет научные сотрудники Музея исследовали уникальный личный архив Константина Мельникова и думали, как лучше открыть его для публики. Документальный театр оказался, по их мнению, лучшим средством такой интервенции. Письма, дневниковые записи, охватывающие почти 70 лет жизни выдающегося архитектора, открывались по мере создания спектакля, ставшего буквально исследовательским проектом. Пытаясь погрузиться в сознание и жизнь человека, заточенного (или заточившего себя?) в башне, в своем знаменитом Доме на Арбате, создатели оперы – композитор Кирилл Широков, Театр Голоса «Ла Гол» Натальи Пшеничниковой, драматург Нана Гринштейн и режиссер Анастасия Патлай – попытались услышать «музыку» мельниковской архитектуры и судьбы. Услышать так, чтобы сохранить всю сложность, не выравнивая, не упрощая. Сидя вверху огромного, почти пустого архитектурного объема, глядя сквозь деревянных перекрытия вниз на актера Игоря Ясуловича, который тихо, «не актерски» читает дневники архитектора, блуждая взглядом по очертаниям городского пейзажа за окнами, следя за светом, блуждающим по кирпичным стенам, пытаясь разобрать слова, разобранные композитором на звуки, мы не столько понимаем, сколько воспринимаем связь архитектуры и судьбы в жизни Мельникова. Сновидческий, тихий спектакль Анастасии Патлай, погружающий огромный объем дневниковой рефлексии архитектора в огромное архитектурное пространство, позволяет слышать неслышимое – размышлять о поворотах мысли, чувства, судьбы другого человека в тихом ритме ненасильственного прочтения – здесь и сейчас»

Виктор Вилисов: «Работа видеохудожника Михаила Заиканова мне представляется самой значительной в этом проекте. Видео построено на очень простом принципе: оно очень медленное и оно как бы перетекает по стенам и окнам третьего этажа, временами захватывая исполнителей. Но сама вот эта предельная внимательность к деталям архитектуры, которая обуславливается чисто тематически, — она очень эффектная и идёт каким-то тонким контрапунктом с текстом и темпом музыки»

Иван Нечаев (Inner Emigrant): «Композитор Кирилл Широков тонко почувствовал предложенный режиссером формат. Какой должна быть музыка для документального спектакля? Правильно, никакой. Иначе “художественность” уничтожит документ. Музыка здесь отрекается от самой себя и лишь обостряет тишину, то останавливая время действия, то сворачивая его в новое русло»