ЗЕМНОВОДНАЯ ЛЮБОВЬ

Мастерская сторителлинга

Исполняют: Илья БАРАБАНОВ, Александр СТЕФАНЦОВ
6+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Мифы и легенды, русские народные и современные сказки, смешные и страшные истории, представлены в новом для России жанре сторителлинга.
«Как царевич на лягушке женился» – это задорный рассказ о такой странной земноводной любви царевича и лягушки. В этом сторителлинге нет декораций и костюмов, зато всё внимание зрителей приковано к актёрам, не знающим себе равных в рассказывании историй. Живые импровизации и тонкий юмор помогут не только детям, но и взрослым взглянуть на всем известную сказку с новой стороны.

Александр Стефанцов: «Сторителлинг — очень честный жанр. Если зрителю не интересно, актёру нельзя прикрыться ни костюмами, ни декорациями, ни красивой фоновой музыкой. Всё это в сторителлинге считается излишествами. Если между актёрами и зрителями происходит контакт, фантазия сама дорисовывает и сказочный замок, и песчаную бурю, и подводное царство… Актёр превращается в бабу-ягу, в лягушку, в избушку на курьих ножках. Это и есть магия сторителлинга, она заставляет работать твоё воображение. И что удивительно — оно работает!»

Вечерняя Москва: «В субботу, 22 марта, в Аптекарском огороде целый день рассказывали истории. Занимались этим молодые актеры театрального центра им. Вс. Мейерхольда, которые в рамках фестиваля «Золотая Маска» представили москвичам новый жанр – сторителлинг».

Карабас: «Руководитель «Мастерской сторителлинга» актриса и режиссер Елена НОВИКОВА в конце мероприятия просила деток, чтобы они учились формулировать свои мысли. Собственно, за этим навыком и нужно приходить на мастерские в Центр им. Мейерхольда: повествование здесь идет в кристально чистом виде ‒ в форме монолога. Будто мама сказку перед сном рассказывает, только мама ‒ профессиональная актриса и одновременно обладает талантом Туве ЯНССОН… И детей у нее наберется полный зал».
ВесьТеатр: «На «Фестивале историй» присутствовал американский гость, один из мастеров этого жанра, и по сути все представление было живым общением того, кто на сцене, со зрителем, апелляцией к всеобщему опыту через переживания одного человека. Есть в этом что-то от психологических клубов или кружков поддержки. Так или иначе, сторителлинг – это один из самых «тесных», близких зрителю и очень располагающих к себе театральных жанров, который способен объединять людей и дарить им самые свежие, как первые весенние цветы, переживания».
ЁжикЁжик: «Два прекрасных рассказчика, две актрисы становятся на наших глазах Муми-троллем, Муми-папой, Сниффом, Снуснумриком. Муми-мама находится среди зрителей, две подушки дарят каждому ощущение объятия с муми троллем. Минуту назад один из зрителей хныкал: «Я уста-а-ал!», но через минуту, нырнув в голос рассказчиков, уже чувствует себя одной из волн моря, приносящей Кнютту бутылку с запиской. Рассказанная история похожа на черно-белую китайскую гравюру: две-три черных линии вдруг рождают в пустоте чудесные дивные образы и истории, свои для каждого зрителя».
Русский репортер: «Вот в чем опасность и адреналин сторителлинга: ты не за безопасной «четвертой стеной» театральной сцены, когда зритель обречен молча созерцать твое искусство, хоть оно и скучное. Здесь он может прямо в лицо тебе сказать: «Неинтересно!» И это держит актера в боевом состоянии. Но и зритель не защищен: четвертой стены нет, и его могут в любой момент дернуть, втащить в интерактивное действие. Не зазеваешься».
 Елена НОВИКОВА — порталу Ikirov.ru: «Мы «выращиваем» таких рассказчиков, которых можно было хорошо продавать».