ЧЕРНАЯ КОРОБКА

Режиссер: Никита БЕТЕХТИН Премьера.
1 час 50 минут
14+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Герои «Черной коробки» существуют одновременно в 2016-м и 1986-м, когда они учились в советской школе-интернате. Они дезориентированы, и только один из них понимает «правила мира». Белорус Павел Пряжко, один из самых востребованных драматургов постдраматического театра, создал пьесу из вопросов, которые герои задают друг другу, чтобы сориентироваться в пространстве и времени. Триста восемь вопросов. Поскольку «нам надо научится выживать в этой реальности. Нам надо выбрать какую-то стратегию».  

Отзывы о спектакле

Валерий Печейкин,  драматург: «Что я почувствовал? Во-первых, я понял, как сильно на нас всех повлиял «Твин Пикс». И я понял, что когда ты пытаешься замедлять что-то, это становится чем-то другим. Это очень хорошо и здорово».

Ильмира Болотян, художница: «Мне показалось очень классным, что удалось воссоздать атмосферу какого-то безвременного пространства. Мне это очень напомнило безвременное пространство Минска».

Дмитрий Лисин, критик: «Здесь постоянно идет такой не день сурка, а минута сурка, постоянно все крутится вокруг, как в психоанализе говорят, «непроработанных эмоций».

Спектакль — участник фестиваля премьер «Новая драма»

 

 

Режиссер: Никита БЕТЕХТИН
Драматург: Павел ПРЯЖКО
Художник: Надежда СКОМОРОХОВА
Саунд-художник: Ян КУЗЬМИЧЕВ
Исполнители: Валентин САМОХИН, Виктория САВИНА, Сергей МУХИН, Михаил ГОРСКИЙ, Ольга ДОБРИНА, Евгений КОЗЛОВ

IT BOOK: «Реальность «Черной коробки» — это реальность, где ничего не меняется, всё идет своей колеей — люди отказываются взрослеть, система — меняться. Здесь господствует абсурдная кафкианская фатальность. В этом контексте сценография спектакля воплощает в себе лейтмотив пьесы — остановку времени. Пространство сужено до «музея школьных воспоминаний»…».

Павел Руднев, критик: «Никита Бетехтин разбирает текст Пряжко методом действенного анализа и добивается существенных результатов, предъявляя спектакль, в котором, с одной стороны, герои разбираются с советским наследием, а, с другой, с механизмом насилия и покорности, который живет в нас и преобразуется во времени. Это спектакль погрузил меня в хоррор, во временную петлю — до сих пор снится советская школа с ее механизмом подавления. Тут и несколько просто прекрасных актерских работ».