БААЛ

Режиссер: Иван КОМАРОВ Премьера.
18+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

Пьеса «Баал» написана в 1918 году молодым Брехтом-санитаром на фронте. В это же время Брехт-поэт любил читать в кабаках антиобщественные стихотворения и протестовал против фальшивого и устаревшего.
В древней мифологии Баал – один из первых богов, бог солнечного света, сотворитель мира и др. А в пьесе Брехта Баал – талантливый поэт, подражающий Артюру Рембо, прожигатель жизни, опускающийся на самое ее дно: алкоголик, бабник, убийца. Он пренебрегает социальными законами, его цель – независимость.

Постановочной команде хотелось сделать трагифарс и исследовать время, когда написана пьеса, ранние стихотворения и проза Брехта. Закончилась Первая Мировая Война. Зародились авангардные течения XX века. Дадаисты последовательно разрушали любую эстетику. Футуристы пропагандировали пафос разрушения. Экспрессионисты вдохновлялись трагическим мироощущением.
Это попытка понять, может ли возникнуть и нужен ли в 2018 году герой, подобный Баалу, стоит ли свобода той цены, которую платят за нее вольнолюбивые люди.

Специально для «Июльансамбля» новый перевод пьесы сделал Александр ФИЛИППОВ-ЧЕХОВ (при поддержке Гёте-Института в Москве): «Брехт оставил четыре версии «Баала». Свою первую пьесу он переписывал всю жизнь! Существующий русский перевод не отражает раннюю поэтику Брехта и не соответствует ни одной из этих версий. Были и сокращения, вероятно, цензурные явно религиозных моментов. Сценическая судьба Баала в России  незавидна, серьезной работы с текстом, на мой взгляд, не было».

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ДЕПАРТАМЕНТА КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

По пьесе Бертольта БРЕХТА
Перевод: Александр ФИЛИППОВ-ЧЕХОВ | при поддержке Гёте-Института в Москве
Режиссер: Иван КОМАРОВ
Художник: Василина ХАРЛАМОВА
Хореограф: Евгения МИЛЯЕВА
Видео: Дарья ДУРНЕВА, Татьяна САМАРАКОВСКАЯ
Художник по свету: Максим БИРЮКОВ
Музыкальное оформление: Валерия КОГАН, Ян КУЗЬМИЧЕВ
Консультант по стилю: Анна ХРУСТАЛЕВА
Перевод зонгов, тренер по немецкому языку:  Егор ЗАЙЦЕВ
Автор тизера: Дарья ДУРНЕВА
Фото: Анисия КУЗЬМИНА

В ролях (театр ИЮЛЬАНСАМБЛЬ*): Степан АЗАРЯН, Роман ВАСИЛЬЕВ, Артём ДУБРА, Алексей ЕРМОШКИН, Алексей КАМАНИН, Сергей НОВОСАД, Ирина ОБРУЧКОВА, Рональд ПЕЛИН, Алевтина ТУКАН, Варвара ФЕОФАНОВА, Сергей ШАДРИН, Варвара ШМЫКОВА, Никита ЮСЬКОВ

*ИЮЛЬАНСАМБЛЬ
Самостоятельная театральная компания, выросшая из Мастерской худрука ЦИМа Виктора Рыжакова в Школе-студии МХАТ (9-я студия МХТ). Выпустившись летом 2016 года, команда решила не расставаться и создать собственный театр.

Название театра связано с тем, что именно с этого месяца студенты превратились в профессиональных артистов. Также «Июль» – принципиально важная для команды пьеса Ивана Вырыпаева, с текстами которого всю жизнь работает режиссер Виктор Рыжаков. Тексты, которые во многом сформировали театр Виктора Рыжакова.

Ведущие российские педагоги работали с артистами на протяжении четырёх лет учёбы – Андрей Юрганов, Дмитрий Бак, Видас Силюнас. Сергей Земцов, Михаил Лобанов.
Артисты ансамбля стажировались у европейских мастеров театра – у Жозефа Наджа, Петера Гемза, Аттилы Виднянского.
Алла Сигалова, Олег Глушков, Татьяна Пыхонина, Саша Денисова, Семен Александровский, Татьяна Гордеева, Андрей Родионов и Екатерина Троепольская – только часть списка ярких людей театра, которые работают с ансамблем.
«Крестным отцом» нового театра стал Константин Райкин, подписав выпускникам дипломы и дав серьёзную оценку команде!

В течение двух лет команда участвовала в акции «Молодой МХАТ России» и объездила страну – от Калининграда до Владивостока. Сразу после получения дипломов «Июльансамбль» провел впечатляющий тур по Сибири, сыграв спектакли в Иркутске, Хабаровске, Абакане, Красноярске, Омске.
Актеры театра «Июльансамбль»:  Степан Азарян, Роман Васильев, Артём Дубра, Алексей Ермошкин, Алексей Каманин, Сергей Новосад, Ирина Обручкова, Рональд Пелин, Алевтина Тукан, Варвара Феофанова, Сергей Шадрин, Варвара Шмыкова, Никита Юськов.

 

Московская немецкая газета: «Это трагифарс, который одновременно и отталкивает, и привлекает. Исполнитель роли Баала Степан Азарян как бы становится организатором вечеринки, где он обольститель, исполняющий развязные песни, принимающий ласки женщин легкого поведения и восхищение жертв его дьявольского обаяния. Скорей всего, вам будет стыдно вспоминать о такой вечеринке, но еще ужасней никогда на ней не побывать».

Posta-magazine: «Ключ к пониманию личности Баала — в эссе Брехта 1954 года: «Для тех, кто не научился мыслить диалектически, в пьесе «Ваал» может встретиться немало трудностей. Они едва ли увидят в ней что-нибудь, кроме прославления голого эгоцентризма, — пишет он. — Однако здесь некое «я» противостоит требованиям и унижениям, исходящим от такого мира, который признает не использование, но лишь эксплуатацию творчества. Неизвестно, как Ваал отнесся бы к целесообразному применению его дарований; он сопротивляется их превращению в товар». Этот посыл становится главным и для создателей спектакля в ЦИМе — пугающе злободневного и притом вневременного. Нынешние двадцатилетние, к счастью, не знают войны, но подвергаются символическому насилию, которое калечит души, возможно, с еще более изощренным цинизмом. Они живут в мире, который находится в конфронтации с человеческим в человеке; поклоняется продаваемым образам с не меньшим исступлением, чем древние — кровожадному Баалу. Причем движут ими все те же иррациональные силы саморазрушения, принимающие сегодня более замысловатые формы. Клубная вечеринка с неоновыми огнями немногим отличается от кабаре Веймарской республики, а ее персонажи — от гротескных смертельных масок с картин Джеймса Энсора».

Галина Аксенова, педагог, театровед: «К пьесе 20-летнего Брехта — «Баал» режиссер Иван Комаров пришел с двумя большими ключами. Один от Достоевского (от «Карамазовых», «Бесов», от Свидригайлова), второй – от искусства (живописи и кабаре) Веймарской республики. Ключи подошли, и пьеса о поэте-насильнике и убийце открылась. Из этих приветов в прошлое рождается современное искусство».

Time Out: «В ЦИМе появляется все больше постановок по классике. «Баал » Брехта поставил Иван Комаров, автор жутковатого «Грязнули» с линчевской эстетикой и жесткого, если не сказать жестокого «Абьюза» — препарирующего насилие в семье, сжимающего ребра ледяной рукой и не отпускающего еще очень долго».

Слава Шадронов, блогер: «Спектакль «Июльансамбля» в ЦИМе, поставленный Иваном Комаровым, ретроспективно обращен скорее к эстетике той эпохи, в которой пьеса возникла: к дадаизму, футуризму, экспрессионизму«.