АНДАНТЕ + ЧЕРНОЕ ПАЛЬТО

Два драмтанца без остановки

Режиссер: Федор ПАВЛОВ-АНДРЕЕВИЧ
1 час 10 минут
16+
БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ:

АНДАНТЕ

В преддверии 80-летнего юбилея живого классика русской литературы, драматурга, писателя, певицы и художницы Людмилы Петрушевской Центр имени Мейерхольда, давно и плодотворно сотрудничающий с Людмилой Стефановной, показывает две новые работы режиссёра и художника Фёдора Павлова-Андреевича по текстам Петрушевской: 40-минутное «Анданте» (в соавторстве с художником Катей Бочавар) и получасовое «Чёрное пальто» (в соавторстве с хореографом Диной Хусейн). Два драмтанца – так Павлов-Андреевич определяет этот жанр — на стыке contemporary dance и постдраматического театра – будут показаны один за другим — так, чтобы зритель не успел отдышаться.

Новый проект режиссёра и художника Фёдора Павлова-Андреевича сделан в жанре «драмтанец», который соединяет в себе приметы современного танца и постдраматического театра. «Анданте» продолжает дело, начатое спектаклем «Танго-квадрат», премьера которого была показана в Центре Мейерхольда летом 2013 года. Репетируя этот спектакль, Федор полагал себя кукловодом и дергал за лески, сочиняя движение и голоса. Затем актеры, осваивая строгую партитуру, населяли свои роли собственной природой, из чего и получился в итоге драмтанец.

В проекте нет не только записанного звука и реквизита, но и декорации как таковой. Есть расстеленная там, где предполагается сцена, крафтовая бумага — самый нейтральный и смытый фон из всех возможных. Функцию декораций принимают на себя костюмы — они практически сливаются с крафтовой бумагой по причине своего телесного цвета, но зато их форма — невообразимых форм наросты, новообразования, наслоения, похожие на древесные грибы и лоскутное одеяло одновременно, — не оставляет сомнений: перед нами декорации, которые актеры носят на себе подобно улиткам.

Пьеса Петрушевской «Анданте» была написана в 1975 году и была поставлена всего несколько раз. Самая знаменитая постановка этой пьесы принадлежит авторству Романа Виктюка в рамках знаменитого спектакля «Квартира Коломбины» (1985) в «Современнике», в котором блистала Лия Ахеджакова. Важная эпоха в истории русского театра была обозначена этими 10 годами, между 1975-м и 1985-м — от полного запрета, непечатания и цензурной стены — до сломанных рук в ночных очередях за билетами, которыми кончилось дело в середине 80-х, когда Петрушевскую, наконец, стали постепенно разрешать.

Павлов-Андреевич не наследует Виктюку, несмотря на то, что в детском возрасте он этот спектакль видел. Связь здесь, скорее, нелинейная: спустя 40 лет текст «Анданте» теряет какой-либо исторический референс и снова начинает опережать время. В тексте речь идёт о каких-то дивных веществах, приняв которые, человек чувствует себя молодым и прекрасным. Именно этим — поиском таких дивных средств — и озабочена большая часть успешного человечества, которая наверняка примет «Анданте» за чистую монету, подумав, что этот текст написан на злобу дня, сегодня, сейчас. Павлов-Андреевич находит канонический текст Петрушевской дико смешным и настолько многослойным, что в какой-то момент жонглирование словами и символами окончательно обращает всё происходящее в цирковое представление.

Спектакль «Анданте» вошел в лонг-лист лучших спектаклей музыкального театра премии Золотая Маска 2017.

ЧЕРНОЕ ПАЛЬТО. ДРАМТАНЕЦ БЕЗ ОСТАНОВКИ

«Черное пальто», как и спектакль «Анданте», совмещает в себе элементы современного танца, постдраматического театра, хэппенинга и народного творчества. Москва — город замысловатых этнических хитросплетений, в котором порой бок о бок, даже о том не подозревая, живут люди разнообразного происхождения, конфессий, взглядов и предпочтений. Эти люди говорят на нескольких сотнях языков и довольно часто неспособны друг друга понять.

Рассказ Людмилы Петрушевской «Черное пальто», давно включенный в хрестоматии по литературе для школьников, — на первый взгляд, о девушке, которая заблудилась и попала в удивительное мистическое путешествие, но выводы, которые может сделать зритель, оказываются куда более глубоки и неожиданны, чем это предполагает жанр.
Драмтанец «Черное пальто», придуманный художником и режиссером Федором Павловым-Андреевичем совместно с хореографом и художницей Диной Хусейн (Россия/Франция/Ирак), лауреатом национальной театральной премии «Золотая маска», соберет воедино людей разнообразного происхождения — а самое главное, все пять участников действа будут говорить на очень разном русском языке — с разными диалектными оттенками, звучанием и языковыми привычками.
Пять уличных хипхоп-танцоров из разных концов России и из-за ее пределов расскажут «Черное пальто» с помощью своих ног, вытанцовывая и выстукивая каждый смысловой оттенок. Получасовое произведение поможет зрителю понять, как быстрые ноги и чёткий ритм способны передать смысл текста ничуть не хуже произнесённых вслух слов.

АНДАНТЕ
По пьесе Людмилы ПЕТРУШЕВСКОЙ
Режиссер Фёдор ПАВЛОВ-АНДРЕЕВИЧ
Художник Катя БОЧАВАР
Исполняют: Женя БОРЗЫХ, Юлия ШИМОЛИНА, Дина МИРБОЯЗОВА, Борис ПЕРЦЕЛЬ

ЧЕРНОЕ ПАЛЬТО. ДРАМТАНЕЦ БЕЗ ОСТАНОВКИ
Текст Людмилы ПЕТРУШЕВСКОЙ
Постановка и хореография: Федор ПАВЛОВ-АНДРЕЕВИЧ, Дина ХУСЕЙН
Хореограф: Алик ХРИСТОФОРИДИ
Режиссер: Евгения БОРЗЫХ
Исполняют: Алек ХРИСТОФОРИДИ, Сергей КРАСНОВ, Роман ДОВГОШЕЯ, Данил САМСОНОВ, Владислав КАЗАКОВ

Исполнительные продюсеры: Анна ШПИЛЬКО, Ольга ДМИТРИЕВА
Художник по свету: Федор МЯСНИКОВ
Ассистент режиссера: Индира АЗИМ-ЗАДЕ
Административная группа: Юлия КРЫШЕВИЧ, Екатерина ПЕТРОВА, Владимир КУДРЯВЦЕВ
Видео: Яна ИСАЕНКО, Ксения ПАНКРАТОВА, Наталья БАЗОВА, Кирилл КУЛАКОВ
Фотографы: Лика ГОМИАШВИЛИ, Наталья БАЗОВА, Екатерина КРАЕВА
Особая благодарность тем, кто помог «Анданте» произойти: Леонарду БЛАВАТНИКУ Александру и Екатерине МЕЧЕТИНЫМ, Марку ГАРБЕРУ, Алексею КОМИССАРОВУ, Елене КОВАЛЬСКОЙ.
Мы также благодарим тех, кто поддержал «Анданте»: Катю ГАЙКУ, Алексея ГЕРМАНОВИЧА, Светлану КИМ, Алену СВИРИДОВУ, Надира СИТДИКОВА, Елену СКОМОРОХИНУ, Марго ТРУШИНУ, Георгия УРУШАДЗЕ, Василия ЦЕРЕТЕЛИ, Жанну ГАЛИЕВУ.
«Чёрное пальто» создано по заказу проекта «Ночь искусств» Департамента культуры Москвы и впервые было показано на Киевском, Казанском и Ярославском вокзалах.

 

Сноб: «Анданте» — режущая по живому бытовая драма, возвышающаяся до поэтической фантасмагории. Пластика, физика, театр мимики и жеста, магический цирк, произведение современного искусства, в котором материалами служат крафтовая бумага, набухающие фантастическими опухолями костюмы и человеческие тела. Удивительно всё — от пластилиновой подвижности артистов и завораживающего вербального массива до сценографии: аскетичнее некуда.

 

projector.ru: Постановка длится всего 45 минут, но за это время на сцене происходит какой-то сеанс гипноза, после которого задаешься вопросом: “Что это было?” При этом понимаешь, что галлюциногенный мир, созданный Петрушевской и Павловом-Андреевичем, очарователен. И в этом странном мире такие же проблемы, как и в нашем.

kulick.ru: Порой, не понимая смысла сказанного, но чувствуя его, ты погружаешься в какой-то совершенно неописуемый мир. Попадая под влияние всех этих, на первый взгляд, непонятных фраз, ты начинаешь получать неописуемое удовольствие от происходящего на сцене драмтанца.

Дмитрий Курляндский, музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский, композитор и педагог:

Получил редкое удовольствие от единства видимого и слышимого. И то, и другое объединяет (в большей или меньшей степени) идея искажения поверхности — языка, сюжета, костюмов, движений: «наросты» на костюмах Бочавар, как самая очевидная метафора этих поверхностных искажений. И, конечно, оглушающая тишина молчащей крафтовой декорации — огромная бумажная мембрана, способная издавать громкий шум, молчит до самого конца спектакля, пока ее не срывают и не сминают в медленно разворачивающийся потрескивающий ком. Это молчание, обещание звука — одно из ярчайших акустических впечатлений.

Юлия Бедерова, критик, эксперт «Золотой маски»:

В спектакле «Анданте» в соответствии с названием пьесы все идет неспешно, образы выступают вальяжно и просто, при этом из всей неторопливости проявляется очень редкий в синтетических жанрах упругий и легкий ритм, витиеватая сложность которого так органична, что создает впечатление непритязательного разговора, шепота, щебета, ненатужной пластической игры.

Еще большая редкость — ювелирное чувство юмора. Оно насквозь пропитывает синтез пластического, физического, речевого перформанс-театра, здесь все сделано без регулярного для синтетической сцены пафоса, без пышности непередаваемо великого абстрактного смысла в конкретных художественных обстоятельствах. Традиционное место пафоса занимает даже не едкий гротеск, хотя и не без него. Но прекрасней всего — нежный юмор, какая-то ласковая при всей сногсшибательности ирония.

Анна Абалихина, хореограф, лауреат национальной премии «Золотая маска»:

Давно наблюдаю за развитием отношений в дуэте Федора Павлова-Андреевича и Кати Бочавар, а посмотрев спектакль «Анданте», хочу сказать, что восхищена бесстрашием художников. Они не просто развивают собственный телесный и визуальный язык, а делают это прямо и сломя голову, не страшась никаких стен и границ. Им удалось сочинить абсолютно цельный и самобытный способ разговора. Это блестящий авторский театр в самом прямом смысле слова.